США сделали СВО неизбежной


Фото из открытых источников
Ровно год назад Москва направила в Вашингтон и Брюссель проекты договоров о взаимных гарантиях безопасности. На словах Запад соглашался пойти на уступки России в незначительных вопросах, однако ключевые предложения Москвы были отвергнуты. О каких конкретно предложениях шла речь и как подобный шаг США и НАТО повлиял на решение России начать спецоперацию на Украине?
 
15 декабря 2021 года Россия передала США и НАТО конкретные предложения по выработке юридических гарантий, направленных на взаимное обеспечение безопасности. Как сообщал помощник российского президента Юрий Ушаков, Владимир Путин подтвердил готовность страны немедленно начать переговоры по этому «крайне важному вопросу» и выразил надежду на позитивную реакцию США и НАТО.  
 
В документах, которые спустя два дня были официально опубликованы, содержались следующие предложения: Запад обязуется исключить дальнейшее расширение альянса в восточном направлении, а также исключить присоединение Украины к НАТО; США обязуются не создавать военные базы на территории государств, ранее входивших в состав СССР, и не использовать их военную инфраструктуру.
 
Также НАТО должно отказаться от любой военной деятельности на территории Украины и других государств Восточной Европы, Закавказья и Центральной Азии; НАТО и Россия не размещают свои вооруженные силы и вооружения на территории всех других государств Европы в дополнение к силам, размещенным на этой территории по состоянию на 27 мая 1997 года.
 
Кроме того, Москва предложила Вашингтону закрепить принципы невозможности развязывания ядерной войны и сократить ядерную инфраструктуру вне своих национальных территорий. При этом Россия на взаимной основе соглашалась не размещать свои войска и вооружения на территории союзников в районах, где такое развертывание воспринималось бы другой стороной как угроза своей национальной безопасности.
 
Это же касалось полетов тяжелых бомбардировщиков и нахождения надводных боевых кораблей всех классов в соответствующих районах. Также подразумевалось согласование предельной дистанции сближения боевых кораблей и самолетов. Отдельное внимание было уделено отказу от развертывания ракет средней и меньшей дальности наземного базирования в тех районах, из которых такие вооружения способны поражать цели на территории другой договаривающейся стороны.
 
Позднее генсек альянса Йенс Столтенберг заявил, что решение Украины о присоединении к НАТО не является предметом компромисса и переговоров с Россией, а в ЕС указали на право «любого суверенного государства свободно выбирать свою внешнюю политику, политику безопасности и союзы».
 
США, напротив, решили представить свой «перечень озабоченностей» российскими действиями, однако Вашингтон отказывался «просто взять и подписать» переданные российской стороной проекты документов по гарантиям безопасности, «тем более что один из них адресован не США, а НАТО». Среди прочего, США выразили готовность обсуждать взаимные обязательства о неразмещении на территории Украины вооруженных сил и согласились на двусторонние переговоры с Россией в рамках Совета Россия – НАТО.
 
Однако по ключевому требованию о нерасширении НАТО в США ответили отказом.
 
Примечательно, что фоном для начала переговоров по вопросам безопасности и украинской проблематики был саммит в Женеве, где в июне 2021 года встретились Владимир Путин и Джо Байден. Тогда казалось, что между Россией и США «промелькнули зарницы доверия», поскольку лидеры позитивно оценили результаты саммита.
 
Однако по итогам серии переговоров в январе 2022 года стало понятно, что Запад не намерен всерьез договариваться с Россией. Также не было продвижений в вопросе реализации Минских соглашений. И, как отмечают опрошенные газетой ВЗГЛЯД эксперты и политики, нежелание Запада прислушаться к объективным требованиям Москвы привело Россию к началу СВО.
 
«Главное, чего добивалось руководство России, – прекращения военного освоения территории Украины, а также отказа Запада от политики втягивания страны в альянс. И если бы гарантии безопасности были России предоставлены, ситуация развивалась бы совершенно иначе. Но Запад таких обязательств давать не захотел», – сказал председатель Комиссии Совета Федерации по информационной политике и взаимодействию со СМИ Алексей Пушков.
 
«Сейчас в мире активно обсуждается вопрос, действительно ли у России не оставалось другого варианта, кроме как проведение СВО. И многие политики в незападных странах признают, что именно Запад несет главную ответственность за развязывание этого вооруженного конфликта. Они сделали все возможное, чтобы мирный вариант урегулирования не был найден», – подчеркнул парламентарий.
 
«И когда сегодня в Европе и США возмущаются действиями России, то почему-то забывают, что могли с легкостью избежать такого развития событий. Надо было лишь дать обязательства, юридически закрепленные на бумаге. Их возмущенные возгласы – не что иное, как лицемерие», – добавил собеседник.
 
«Москва предложила совершенно адекватные формулировки для того, чтобы и Россия, и Украина, и Запад были в безопасности. Но Запад не захотел всерьез рассматривать наши предложения, поскольку его цель – расширение своего влияния, безостановочная экспансия, «смена режима» в неугодных странах и поддержание своего господства», – отметил он.
 
Пушков напомнил, что НАТО мотивировало свой отказ давать гарантии по Украине положением устава, где в 10-й статье сказано, что к альянсу может присоединиться любое европейское государство. «В НАТО говорили, что это чуть ли не Священное Писание, из которого не может быть исключений. При этом интересы безопасности России на Западе не хотели принимать во внимание», – сказал сенатор.
 
«Правда же заключается в том, что НАТО уже осуществило две волны расширения на Восток и собиралось провести третью за счет Украины и Грузии, подчинив себе все пространство к западу и югу от Российской Федерации. В свете этой политики, проводившейся Западом с середины 1990-х годов, становится понятно, почему в прошлом году они отказались подписывать гарантии безопасности», – подчеркивает собеседник.
 
«Тем не менее Москва по-прежнему не дезавуировала те предложения, которые изначально были отправлены Вашингтону и Брюсселю. Есть три главных момента: мораторий на размещение ракет малой и средней дальности в Европе, возвращение военной конфигурации НАТО к 1997 году за счет отвода военных контингентов, размещенных у границ России или поблизости от них, и нерасширение НАТО», – отметил сенатор.
 
«В противном случае нарушается принцип неделимости безопасности в Европе. Да, каждая страна имеет право защищать себя, но не в ущерб безопасности другого государства. И если Россия с полным на то основанием считает, что Украина в НАТО будет представлять угрозу, то это должно восприниматься на Западе не как пожелание, а как условие безопасности в Европе», – заключил Пушков.
 
«Если бы в 2021 году США и НАТО согласились на предложения Москвы по взаимным гарантиям безопасности, то спецоперации ВС РФ на Украине просто не было бы», – соглашается программный директор клуба «Валдай» Тимофей Бордачев.
 
«Выполнение руководством Украины своих обязательств по Минским соглашениям, которые были подкреплены резолюцией Совбеза ООН, было одним из тех условий, которые выдвигала Москва Вашингтону и его союзникам год назад. Однако, как мы видим, это не встретило понимания со стороны Запада», – заметил собеседник.
 
«Россия предлагала решение всех проблем в комплексе. Это позволило бы избежать того конфликта, который сегодня существует. Поэтому Владимир Путин неоднократно говорил, что решение о проведении СВО было единственно возможным и неизбежным в том положении, куда Запад загнал ситуацию в том числе по украинскому вопросу», – уверен эксперт.
 
«Вашингтон по-прежнему уверен в том, что он ничем не рискует в конфликте на Украине. В Белом доме считают, что гибель украинского государства, а также колоссальные страдания мирного населения никоим образом не касаются безопасности США. Более того, мы видим, как Штаты получают экономические выгоды на фоне гибели Украины и огромных потерь Европы», – подчеркнул политолог.
 
«Но, на мой взгляд, предложения России по гарантиям безопасности не утратили своей актуальности. Единственное, что надо учесть, – это итоги референдумов, в рамках которых жители четырех бывших украинских регионов проголосовали за вхождение в состав России», – добавил Бордачев.
 
«Россия до последнего пыталась избежать военного развития событий», – считает главный редактор журнала «Россия в глобальной политике», научный директор клуба «Валдай» Федор Лукьянов. «Вероятно, президент Путин рассуждал примерно так: после стольких лет игнорирования наших пожеланий и убеждений дадим им последний шанс. Выдвинем максимальный набор ранее озвученных требований, но в комплексе, и посмотрим. И если Запад осознает серьезность нашей позиции, то мы будем открыты к переговорам», – предположил Лукьянов.
 
«Реакция Запада Москву не удовлетворила, поэтому и началась спецоперация на Украине. Теоретически ее можно было избежать, однако на практике все было почти что предрешено. Более того, логика необходимости операции была изложена летом 2021 года в большой статье Владимира Путина «Об историческом единстве русских и украинцев», – считает эксперт.
 
«Была ли острая необходимость выдвигать требования и начинать СВО именно в тот момент? Исходя из того, что мы знаем сейчас, пространство для маневра оставалось. Была возможность лучше подготовиться. Но стратегически избежать столкновения из-за Украины, вероятно, было невозможно. Лишь конкретные обстоятельства и график могли быть иными», – допускает собеседник.
 
Практически сразу стало понятно, что Запад не пойдет на подписание гарантий безопасности, добавляет Лукьянов. «Вместе с тем консультации, которые проводились в январе 2022 года, показали, что Вашингтон готов на небольшие уступки в сфере военной безопасности. Причем более серьезные, нежели до выдвижения требований Москвы. Однако на фоне общего массива предложений они были недостаточными», – обратил внимание эксперт.
 
«Основная проблема в том, что НАТО и США тогда не стали обсуждать отказ от расширения альянса. Для них это неприемлемо, поскольку расширение НАТО – основа всей философии международной безопасности, как ее понимают на Западе после конца холодной войны», – сказал политолог.
 
«Но вопрос о новой системе безопасности рано или поздно вновь будет поднят. Кроме того, «реалии на земле» изменились не только в вопросе границ Украины. Позиционирование США и НАТО в Европе сегодня и год назад сложно сравнивать. Поэтому не исключаю, что из-за этого исходные предложения Москвы остались в прошлом», – заключил Лукьянов.
 
Источник