Какой совет дал Путин Лукашенко - «Политика»

Какой совет дал Путин Лукашенко - «Политика»

Дмитрий Болкунец, белорусский политолог, назвал воскресную акцию в поддержку Александра Лукашенко «митингом последней надежды». Эксперт уверен, что дни Батьки в кресле главы страны сочтены, так как Александр Григорьевич проиграл по всем фронтам.

О том, что Лукашенко запаниковал, отметили и западные СМИ. В частности, британская The Guardian пишет, что «сраженный Лукашенко посылает SOS Путину». По мнению издания, «вероятно, что Москва подождет и посмотрит, сможет ли Лукашенко выжить в ближайшие недели или даже дни, поскольку протесты и забастовки рабочих растут».

Если в самом начале протестов западные эксперты не верили в победу оппозиции, мол, нет в стране движущей силы, то сейчас мнение изменилось. Аналитики «свободного мира» убеждены, что от Батьки отвернулись все, в том числе и Кремль. «Российское военное вмешательство очень маловероятно, потому что Беларусь оказалась единой против Лукашенко, нет никакого плацдарма, который Россия могла бы использовать», — считает The Guardian.

Тем не менее, Запад заговорил о политических похоронах Лукашенко после того, как представители российского истеблишмента начали давать свою трактовку поражения Батьки. Например, сенатор Алексей Пушков считает, что в Беларуси холодильник проиграл телевизору: «Как только проиграно поле информационное, за этим неизбежно и неотвратимо следует проигрыш политического поля и смена власти».



Все это верно, если не считать, что в 2024 году нечто подобное может повториться в Москве. Можно не сомневаться, что в Кремле смотрят на события в белесом Полесье и с точки зрения борьбы с цветными революциями и стихийными массовыми протестами уже в России. Тем более что сейчас появляется все больше сигналов, что и гражданское неповиновение в Беларуси все-таки имеет центральное и/или консенсусное управление, причем явно антироссийское.

Так, символом борьбы с «последним тираном Европы» становится бело-красно-белый флаг, который белорусские коллаборационисты использовали во время фашистской оккупации и который, к слову, был одобрен гауляйтером Вильгельмом Кубе. Самое отвратительное, что именно под ним осуществлялся белорусский геноцид в годы Великой Отечественной войны.

Кстати, в Беларуси уже были протестные события, получившие на Западе громкое название «Джинсовая революция» марта 2006 года. Скорее, это была попытка поднять значимость тогдашней слабой оппозиции, поскольку 14 лет назад, даже по оценкам американских спецслужб, в ней насчитывалось не более 3 тысяч членов. В то время бунт возглавил Александр Милинкевич, который первоначально тоже использовал в качестве символа «бело-красно-белый».

Протестующие, однако, предпочли разрезать джинсы на ленточки и развешивать их в общественных местах, считая синие джинсы символом свободы. Мол, не хотим назад — в СССР. Тем не менее, Александр Атрощенко из тогдашнего молодежного сопротивления «Зубр» рассказал, что некий Никита Сасим снял с себя джинсовую рубаху и сделал из нее флаг, когда у него отобрали «бело-красно-белый». Отметим, что Би-би-си назвала эту историю красивой легендой.

Сегодня у протестного движения в Минске куда более мощная база и намного больше активных членов, чем 14 лет назад. Ясно также, что у Батьки притупился политический нюх из-за зачистки системной оппозиции, он проспал становление «бело-красно-белых». Правда, победа последних не гарантирована, считают, к примеру, польские эксперты.

Если же сравнивать нынешнюю попытку изгнать Лукашенко из Минска с другими госпереворотами на постсоветском пространстве, то сейчас наблюдается так называемая третья фаза, когда протестующие заполонили все улицы, а стражи порядка фактически бездействуют. Данный период называется наиболее опасным для власти, но точно не переломным.

Как пишет варшавская газета Polityka, первая фаза началась с ночных и малочисленных гуляний молодежи, которая вступала в стычки со стражами порядка. Вслед за ней началась — вторая, в которой силовикам Лукашенко удалось худо-бедно справиться с ситуацией. Но неожиданно кем-то был организован марш женщин. «Это был самый трудный момент. Если бы не вышли на улицы… это был бы конец протестам», — констатирует польское издание.

Силовики растерялись. «С женщинами, врачами и рабочими омоновцы не знали, что делать. Даже не пытались», — отмечает Polityka. Батька не ждал дамского удара под дых, и зря. В США, к слову, такое не прокатило бы, поскольку в дело вступили бы женщины-полицейские. «Не обязательно это выливается в эскалацию насилия», — отмечает The New York Times. По словам Марго Фрейзер, первой женщины, избранной шерифом округа Трэвис (штат Техас) бунтующие дамы охотнее подчиняются требованиям женщин-офицеров, чем мужчинам в полицейской форме.

Этот момент показывает, что минские протесты направляются извне опытными специалистами по цветным революциям, в то самое время, когда на Западе накоплен огромный опыт борьбы с массовыми, в том числе и женскими протестами. Умников на всевозможные провокации там целый вагон и маленькая тележка. Этим и хороши опасные митинги и стычки с полицейскими, что не дают расслабиться стражам порядка и политическим верхам.

Как отмечает Грэм Николсон, бывший полицейский детектив в NT POLICE (северная Австралия), власть должна подготовить свод справедливых законов и не вмешиваться в уличные события. «Когда все предельно прозрачно, полицейские просто делают свое дело, — пишет Николсон. —  Люди имеют право протестовать. Однако если протестующие нарушают закон, и полиция решает арестовать нарушителя закона, то другие протестующие пытаются остановить арест, особенно с помощью угроз или силы. Тогда и они также нарушают закон. Как только это происходит, протест становится незаконным собранием, независимо от того, какие бы благородные цели не преследовали организаторы».


Сколько бы ни было арестовано, все они пойдут под суд, который на основании доказательств и решит судьбу задержанных. В авторитарных же странах, к которым можно отнести и Беларусь, полицейские начальники оказываются в сложном положении. Они вынуждены ориентироваться на своего босса, хотя должны служить закону.

Именно поэтому в условиях ручного управления Минск не предвидел возможные масштабы кризиса и не смог адекватно отреагировать на его динамику. Хуже того, Александр Григорьевич выглядел даже растерянно, чего категорически не должно быть. В частности, Найджел Гулд-Дэвис, бывший посол Великобритании в Беларуси, считает, что власть, ни белорусская, ни российская, не знают, как эффективно реагировать на быстро меняющуюся и по своей сути непредсказуемую протестную ситуацию. Слабаки!

С другой стороны, когда бунтовщиков слишком много, такая практика не работает. «У Лукашенко не хватит тюрем, чтобы всех посадить», — радуется Polityka, хотя и предрекает, что Батька не отдаст власть, что может вылиться во взаимное жестокое насилие. Собственно, не так уж много у Александра Григорьевича вариантов — восстановить силой статус-кво, уехать в Ростов или даже застрелиться.

Как стало известно, Лукашенко начал поездку по стране. Если в воскресенье он говорил о своем уходе, как о начале конца Белоруссии, то в ходе посещения Минского завода колёсных тягачей проявил твердость: «Никогда вы от меня не дождетесь, чтобы я под давлением что-то сделал». Похоже, Кремль все-таки решился на поддержку Батьки, чтобы заодно отработать на нем стратегию и тактику подавления массовых протестов уже в России.


Постсоветское пространство


Белорусская оппозиция хочет строить дружественные отношения с Россией



«Это еще даже не пик»: Лукашенко высказался о ситуации в Белоруссии



Лукашенко заявил о попытке захвата власти в стране



Работники сахарных заводов в Белоруссии вышли на акции солидарности


Все материалы по теме (2209)