Все имеет меру, границы и лимит - «Политика»

Все имеет меру, границы и лимит - «Политика»


Очень часто, когда человеку кажется, что удача находится на расстоянии протянутой руки, его поражает глубокая неадекватность. А также полная потеря чувства ответственности: мы так прекрасно поиграли со спичками, а затем почему-то случился пожар...


.


ГЛУБОКАЯ НЕАДЕКВАТНОСТЬ и полная потеря чувства ответственности поразили и Пашиняна, которому в какой-то момент показалось, что абсолютная власть у него в кармане и осталось сделать самую малость: добить Конституционный суд, не задумываясь при этом о законности средств. Однако международные организации отреагировали на это довольно жестко, и в том числе об этом говорил на встрече с редакторами газет бывший руководитель СНБ Артур Ванецян: "За прошедшие 1-1,5 года в Армении произошло много событий, которые, на наш взгляд, сопровождались очевидными нарушениями законов, явными посягательствами на государственные институты, и на все это международное сообщество никак не реагировало. Потом по разным поводам реакция начала поступать, сначала она была мягкой, затем стала более жесткой, а теперь мы получаем почти что "красную карточку".



Очень важно зафиксировать эту динамику, чтобы понять происходящее. Помните блокаду судов или нападки руководителя страны на судей, осмелившихся выносить "неправильные" решения по изменению меры пресечения Р. Кочаряну, - на все это почти не было реакции. Но европейские структуры очень хорошо понимают: чем больше закрываешь глаза, тем беззакония увеличиваются и приобретают более безобразный вид".



Ну что ж, с Артуром Ванецяном трудно не согласиться. У правителей "новой Армении" вообще принято перенимать чисто внешние приметы западного дискурса - вроде как забрасывать ноги на стол в деловом разговоре. Забывая при этом, однако, что ноги нужно хотя бы иногда мыть. Впрочем, моются только ленивые. Трудолюбивые - чешутся. Иной может сказать, что и блокада судов, и прессинг судей - это частные симптомы. Но уж больно плохие симптомы. Преступное помаленьку оказывается возможным, потом это возможное перестает быть постыдным, а затем, в один прекрасный день, городскими сумасшедшими оказываются те, кто считает, что приличному человеку нельзя сморкаться в занавеску. Европейские структуры эту тенденцию, судя по всему, уловили, и поэтому появились "красные карточки", о которых говорит Ванецян. В психологии сие называется "сублимация". Когда очень хочется, но нельзя.



ВПРОЧЕМ, СЛОВО "НЕЛЬЗЯ" представители этой власти понимают с трудом. Не случайно, например, председатель комиссии по внешним связям парламента Рубен Рубинян и вице-спикер НС Ален Симонян выразили уверенность, что "красные карточки" международные организации показали не власти, а… Конституционному суду. А депутат "Моего шага" Татевик Айрапетян заявила: "Весь мир восхищается нами, а некоторые люди в Армении преподносят дело так, как будто у нас 37-й год". Сказать, что я испугался и похолодел от этих слов - значит описать ситуацию общими словами. Я совершенно опешил, и мой мозг за мгновение превратился в твердую кость единственной мысли - весь мир восхищается действиями властей "новой Армении", превративших всю страну в…



Но не будем описывать то, во что превратили нашу страну эти власти, своими словами. Обратимся лучше к историческим параллелям. Двор Римского папы Иннокентия IV некоторое время находился в Лионе. Покидая город, достойный прелат, по свидетельству очевидцев, обратился с такой речью к горожанам: "Друзья, вы многим нам обязаны. Мы были вам полезны. Когда мы пришли сюда, здесь было только три или четыре публичных дома. А теперь, уезжая, мы оставляем только один, но зато охватывающий весь город, от восточных до западных его ворот".



Ладно, а почему международные структуры до недавнего времени закрывали глаза на творящиеся в Армении безобразия? По мнению Артура Ванецяна, "дело в том, что международные структуры очень политизированы. Не было решения держать новые власти Армении под строгим мониторингом, им был дан какой-то карт-бланш. Но все имеет меру и границы. Ты не можешь быть членом Евросовета и позволять себе то, что творится сегодня в Армении по отношению к КС. Все это имеет лимит. И приходит момент, когда получаешь жесткую реакцию со стороны европейских структур".



ДЕЙСТВИТЕЛЬНО, ВСЕ ИМЕЕТ меру, границы и лимит. Дойдет ли эта азбучная истина до сознания властей? В жизни довольно часто случается, что не снабженный дорожной картой водитель на той или иной развилке сворачивает на дорогу, ведущую в тупик, - от ошибок в подобной ситуации не застрахован никто. Хороший водитель отличается от плохого не тем, что он никогда не попадает в тупик, а тем, что способен, вовремя признав свою ошибку, поменять направление движения, вернуться на развилку и в конце концов выбрать верный путь. Но плохой водитель, забравшись в тупик, либо так там и остается, либо начинает искать путь по бездорожью, сваливаясь в кювет, либо возвращается на развилку слишком поздно, когда в баке уже не останется бензина.



Выйдет ли из тупика наш водитель или свалится в кювет? Думаем, более реален второй вариант. Ведь в водительской кабине у нас сидит - кто?



А-а, забыли, забыли! Сидит там, сограждане, Пашинян, которому не то что машину, трехколесный велосипед доверить нельзя.



Соглашаясь с оценками Артура Ванецяна, хотелось бы выразить надежду, что европейские структуры на этот раз проявят принципиальность и не уподобятся Ходже Насреддину. Когда у последнего пропал ишак, он страшным голосом возгласил: "Немедленно верните мне ишака, или я поступлю так, как сочту нужным". Убоявшись, что Ходжа сделает с ними что-то страшное, жулики и воры вернули транспорт, после чего спросили: "А что бы ты сделал, если бы мы не вернули ишака?" - "Пошел бы домой пешком", - ответил тот. Не хотелось бы, чтобы гибкая методика Насреддина была реализована европейскими структурами.



Гагик Мкртчян, "Голос Армении"