Зеленский озвучил свои настоящие мысли по поводу Донбасса и Крыма


Фото из открытых источников
Президент Украины фактически опроверг один из главных постулатов киевского режима. Все последние годы в Киеве утверждали, что с 2014 года воевали в Донбассе не с собственными гражданами, не в рамках гражданской войны, а с Россией и российской же армией. Как именно проговорился Зеленский и каким он видит способ «реинтеграции Крыма и Донбасса»?
 
Президент Украины Владимир Зеленский 30 ноября посетил Николаев, где встретился со студентами. То ли у него настроение было плохое (магнитные бури – понимаем), то ли проблемы с женой, вдруг ставшей одной из влиятельных женщин мира, но он наговорил много лишнего. Того, о чем украинские политики избегают говорить и что они предпочитают не признавать.
 
Речь шла, собственно, о перспективах украинской оккупации Донбасса и Крыма. Да, сейчас, на фоне провала наступления и страдающих от украинской грязи «абрамсов», это чертовски актуальная тема, но ему же надо было говорить со студентами о прекрасном будущем. Это обязательно было нужно, потому что в том же выступлении он совершенно случайно сказал правду о перспективах евроатлантической интеграции Украины: «как оно будет, мы точно не знаем. Точно вам никто не скажет. И будем ли мы в НАТО, либо мы не будем в НАТО. Мы хотим, но...».
 
Почему, собственно, все так плохо? Хотя бы потому, что НАТО вовсе не интересна нынешняя Украина. НАТО могли бы быть интересны базы в Крыму, а он «украинский» только в снах киевских мечтателей. С другой стороны, стремление члена НАТО восстановить свою территориальную целостность неминуемо приведет альянс к полномасштабному конфликту с Россией.
 
И разумеется, российская сторона не будет соглашаться на перемирие, а тем более – на прочный мир без надежных гарантий внеблокового статуса Украины. Это очевидно, об этом же говорил в недавнем скандальном интервью спикер Верховной рады Давид Арахамия.
 
В результате министр иностранных дел Украины Дмитрий Кулеба заявляет, что Украина не будет обменивать Крым и Донбасс на членство в альянсе – не потому, что они так нужны, а потому, что не получится. Благо, украинцев в этом убеждать не надо – по данным Социологической группы «Рейтинг», за вступление в НАТО готовы проголосовать на референдуме 77% украинцев, но за вступление в НАТО в актуальных границах – всего 40% (само по себе это должно быть достаточно для победы на референдуме, но точность данных прискорбно низкая).
 
Поэтому разговор у Зеленского со студентами пошел о присоединении и «реинтеграции» территорий Крыма и Донбасса:
 
«Может произойти так, что мы эти территории вернем раньше, чем этих людей. (…) Если мы берем Донбасс, люди десять лет живут там, но не там. То есть живут в другом пространстве. (…) Мне партнеры когда-то сказали: вам будет почти невозможно вернуть Крым и очень сложно – Донбасс. (…) Территории возвращаются вместе с людьми, а если люди не хотят, то будет очень трудно. (…)
 
Я считаю, что Донбасс вернуть намного сложнее. Было много сепаратизма с той стороны – и они воевали.
 
(…) И даже сейчас, когда Россия против нас бьется и воюет, наиболее жестокие – сепаратисты. (…) А боевых действий в Крыму не было. Поэтому Крым очень ждет возвращения, а Донбасс тоже очень ждет, но будет очень сложно».
 
У Зеленского вообще очень плохо с устной речью, тем более – на неродном для него украинском языке, расшифровывать его трудно. Но смысл сказанного в целом понятен: Донбасс и Крым просто мечтают слиться в экстазе с подонками, которые их убивают, а в будущем намерены устроить этноцид, но они не мечтают сливаться, потому что мешают «сепаратисты» и уже пролившаяся кровь. Как говорил литературный прототип Зеленского Свирид Петрович Голохвостый: «Это ж ведь очень и очень! Да! Да! Но нет!»
 
Кстати говоря, мысль о том, что реинтеграция Крыма будет проходить проще, чем Донбасса, выпестована глубоким аналитическим умом сочинителей сатирических скетчей для «Вечернего квартала» довольно давно. Во всяком случае Алексей Резников, в то время – вице-премьер по вопросам «оккупированных территорий», высказывал эту мысль задолго до СВО.
 
Если уж Зеленский сказал о воюющих сепаратистах, так может с 2014 года была вовсе не «российская агрессия», как все это время утверждала украинская пропаганда, а гражданская война? Надо все-таки понимать, что Зеленский отлично это знает и сейчас он просто случайно выболтал очевидные, хотя и подсудные на Украине мысли. Уголовно наказуемые. Вот буквально недавно одна из сотрудниц СБУ попала под тюремный срок за то, что называла происходящее в Донбассе гражданской войной.
 
Само собой разумеется, если речь идет о необходимости реинтеграции территорий, на которых сепаратистские настроения, то надо – что? Ну, наверное, пытаться договариваться с сепаратистами, предложить им что-то в обмен на возможность остаться в составе европейской страны – без пяти минут члена ЕС.
 
Но что может предложить Зеленский? Более высокий уровень жизни? Это – в неопределенной перспективе. Отказ от дерусификации? Так ему никто не разрешит даже обещать такое… Он вон, сам будучи русскоязычным, с русскоязычными николаевскими студентами говорит на мове. Потому что иначе нельзя. Отказ от вступления в НАТО? Никто не поверит – скажите спасибо Арахамии.
 
В общем, единственный для Зеленского реальный способ реинтеграции Крыма и Донбасса – захватить силой и силой же принудить к покорности. Других вариантов просто нет.
 
В конце же посвященного реинтеграции периода Зеленский разговорился и произнес несколько бессвязных фраз относительно того, что у Украины якобы есть «уникальный опыт объединения государства» (что, правда?), для реинтеграции должно пройти время, возможно – вырасти новое поколение. И вообще – сейчас главная задача «сохранить ядро Украины».
 
А это, знаете ли, уже намек на то, что Украина может пойти на перемирие и без восстановления территориальной целостности. По, например, корейскому варианту.
 
Только корейского варианта не получится, даже если Россия почему-то пойдет на переговоры на данную тему. Возникнут минимум две проблемы.
 
Во-первых, «оккупированные территории» будут не отдельным государством, а территорией России. Это более сложная ситуация, чем в случае с Кореей, где все же речь идет о диалоге двух равноправных государств, но с таким вариантом Украина в рамках Минских соглашений не справилась.
 
Во-вторых, а кто ж ему даст-то? Перед Зеленским не ставилась задача что-то там «сохранить». Хотел бы сохранить – не стал бы доводить дело до войны. Если он не продолжит войну, войну продолжит кто-то другой. С такими же результатами.
 
Источник