Почему Южно-Африканская Республика повернулись спиной к Израилю


Фото из открытых источников
Парламент Южно-Африканской Республики проголосовал за разрыв дипломатических отношений с Израилем. Таким образом, ЮАР стала первой страной Африки и БРИКС, пошедшей на столь радикальный антиизраильский шаг. Причиной тому в том числе весьма бурная история отношений африканцев и с евреями, и с еврейским государством еще со времен холодной войны и апартеида, да и даже раньше.
 
Голосование инициировала крайне левая партия «Борцы за экономическую свободу». Хоть она и считается оппозиционной и выступает с радикальных троцкистско-маоистских позиций («белых убить, землю отобрать»), ее негласно поддерживает правящий более солидный Африканский национальный конгресс (АНК). Против разрыва отношений с Израилем выступила другая оппозиционная партия – «Демократический альянс» (ДА). Если в названии партии присутствует слово «демократический», ее ориентация очевидна сразу. ДА выступает с прозападных позиций. Именно эти деятели требовали арестовать Владимира Путина по ордеру так называемого Международного уголовного суда (МУС). То есть расклад понятен.
 
Ранее президент ЮАР Рамафоса назвал происходящее на Ближнем Востоке «геноцидом» и подал иск в этот самый МУС против Израиля за потенциальные военные преступления. Юаровские дипломаты, кстати, уже месяц как покинули Тель-Авив, нынешнее решение парламента закрепляет сложившееся де-факто положение. Кроме того, «отзыв посла», скажем, для консультаций – это одно, а разрыв дипломатических отношений и закрытие посольства – совсем другая позиция.
 
При этом Рамафоса старается быть сдержанным. Он осудил зверства ХАМАС в первый день войны и убийство мирных жителей. Президент ЮАР предложил план ближневосточного урегулирования из семи пунктов. В основном это, конечно, труднореализуемые на практике пожелания всего хорошего и наилучшего с использованием инструментов ООН, в которую Рамафоса все еще верит. Но президент ЮАР действительно решил примерить на себя роль международного миротворца.
 
Разрыв дипотношений с одной из конфликтующих сторон не способствует урегулированию, что лучше всех знает покойный Советский Союз, который при похожих обстоятельствах разорвал отношения с Израилем и потерял возможность влиять на него. Но ЮАР еще в 2018 году отзывала своего посла из Израиля в ответ на обострение на Западном берегу. Кроме того, Рамафоса неожиданно вспомнил, что ЮАР сейчас председательствует в БРИКС и предположил, что эта организация тоже может быть посредником. А это первый такой случай, поскольку ранее БРИКС позиционировался исключительно как экономический союз.
 

Евреи и Африка


 
У Южной Африки вообще очень богатая и бурная история взаимоотношений с Израилем как с государством и с евреями вообще. Вряд ли в истории какой-либо другой страны еврейский народ сыграл такую активную роль (кроме России, конечно). Сразу две роли – негативную и позитивную одновременно, хотя эти характеристики могут зависеть от политических взглядов наблюдателя.
 
Сто лет назад в бурских республиках – Трансваале и Свободном Оранжевом Государстве – евреев не жаловали. Там вообще никого не жаловали, кроме буров-протестантов. Католикам и евреям (именно такое удивительное сочетание!) запрещалась избираться куда-либо, служить на госслужбе, владеть землей и служить в ополчении. Они приравнивались к «ейтландерам» (uitlander), то есть «иногородним», «понаехавшим», которых буры за людей не считали. При этом малочисленные тогда на Юге Африки евреи все же играли большую экономическую роль. Именно евреи, в частности, первыми придумали разводить страусов.
 
Англичане, разогнав Трансвааль и СОГ, всех в правах формально уравняли. Все это пришлось на пик алмазной, а затем и золотой лихорадки. В Южную Африку устремился поток людей со всего мира. К 1914 году численность евреев в Южной Африке достигла 40 тысяч, причем переселение туда шло почему-то исключительно из Литвы и частично современной Латвии. Переселялись целыми местечками, а в Южной Африке также продолжали жить компактно. Эти поселения буры называли «литовскими поселками», а Йоханнесбург обзывали Jewburg. Большинство из них говорило исключительно на идиш, что позволило новым поселенцам легко переключиться на родственный африкаанс.
 
Именно в этот период еврейская община Южной Африки активно включилась в экономическую и политическую жизнь страны. С тех пор семейство Оппенгеймеров наследственно владеет позицией председателя совета директоров компании DeBeers – крупнейшего мирового добытчика алмазов.
 
Но мало найти алмаз, надо его продать. И Оппенгеймеры придумали организацию под названием Central Selling Organisation (CSO) – он же Синдикат, который к настоящему времени контролирует 90% продаж алмазов на мировом рынке. Дело в том, что ювелирный алмаз, то есть бриллиант – сам по себе вещь бессмысленная. Радует женский глаз и не более того. Поэтому необходимо руками ограничивать их количество на рынке, чтобы поддерживать роль алмаза как самого дорогого украшения. Этим и занято CSO Оппенгеймеров и аффилированная с этой организацией Тель-Авивская алмазная биржа с ответвлением в Амстердаме. И это единственный точно задокументированный пример всемирного еврейского заговора.
 
В 1930 году правительство Южно-Африканского Союза приняло Закон о квотах, а в 1937-м еще и новый Закон об иностранцах, полностью запрещавший еврейскую эмиграцию. В ЮАС вместе с ростом профашистских настроений среди буров рос и антисемитизм. Евреи чувствовали себя неуютно среди буров и начался обратный процесс: эмиграция из ЮАР в Великобританию и первая волна переселенцев в Палестину.
 
В частности, в Кейптауне родился Одри Ибан (Eban), в 1966–1974 годах министр иностранных дел Израиля, более известный в русскоязычных источниках как Абба Эбан. Еще одна знаменитость: британский актер Дэвид Суше, знаменитый ролью Эркюля Пуаро. Его дед Исидор Сушедовиц приехал в Южную Африку из литовской Кретинги.
 
Одновременно в среде еврейской молодежи росли, как сейчас модно говорить, протестные настроения. Надо сказать, что из Литвы в Южную Африку было завезено целиком все руководство будущей Компартии ЮАР, которое чуть позже создало Африканский национальный конгресс (АНК). Лазарь Бах, Луи Иоффе, братья Рутманы, Левитаны и Ферсты – вот перечень руководящего состава сперва Компартии, а затем АНК. Вечным генсеком был Джо (Йосселе) Слово, родившийся еще в литовском местечке Обяляй и доживший до падения режима апартеида. Военным крылом АНК – «Умконто ве сизве» («Копье нации» на зулу) руководил Рональд Ронни Касрилс, родители которого переехали в ЮАР из латвийской Режицы. Этнических африканцев – коса, зулу, свази, тцвана – начали интегрировать в руководство АНК уже позже. И они же проходили специальную подготовку в СССР на базах спецназа под Одессой и в Крыму. И именно эти люди в итоге свергли режим апартеида.
 
Далеко не все в ЮАР считают это достижением. В правой среде буров распространено представление о том, что «борьба с апартеидом» – это был еврейский заговор с целью свержения власти коренного населения, под которым буры понимают себя.
 
С другой стороны, начиная с Войны Судного дня 1973 года Израиль – это самый лучший друг Южно-Африканской Республики. Именно Израиль способствовал тому, чтобы режим апартеида продержался так долго. Дело в том, что после войны Судного дня с Израилем разорвали все отношения просоветски настроенные африканские страны. Это в дополнение к арабским странам и прочим. Израиль оказался в неприятной изоляции.
 
Примерно в такой же находилась и Претория. Цивилизованный мир на них наложил столько санкций, что превысить этот уровень удалось только сейчас санкциями в отношении России. Вплоть до запрета на международные выступления спортсменов десятилетиями. Про экономику уже не говорим. Что не мешало ЮАР демонстрировать невероятные темпы роста экономики. Вот и встретились два одиночества – Израиль и ЮАР.
 
Тель-Авивская алмазная биржа зацвела новыми цветами, заключив братское соглашение с DeBeers. Нет, на словах Израиль осуждал бесчеловечный режим апартеида, но именно Израиль передал ЮАР ракеты средней дальности «Иерихон III», к которым можно было привинтить юаровскую самодельную атомную бомбу и грозить ей советско-кубинским войскам в Анголе. Не бесплатно, конечно, передали, не те люди. За редкоземельные материалы и торий, который был нужен израильтянам для собственной атомной программы.
 
Дружба по всем направлениям два десятилетия цвела так бурно, что авиакомпания «Эль Аль» открыла рейс Тель-Авив – Йоханнесбург (с посадкой в Найроби). При этом израильско-юаровские отношения того периода – один из самых засекреченных эпизодов истории холодной войны.
 
На пике сюрреалистической израильско-юаровской дружбы (конец 1970-х годов) численность еврейского населения ЮАР превысила 120 тыс. человек. После 1991 года все рухнуло, началась еврейская эмиграция из ЮАР куда угодно, которая быстро приобрела характер бегства.
 

Историческая память против Израиля


 
Сейчас ориентировочно в ЮАР проживает 50 тыс. евреев, в основном ортодоксов. Но значительная часть евреев ЮАР крестилась и перешла на язык африкаанс, иногда записываясь немцами или швейцарцами. Кстати, именно этому человечество обязано теперь наличием Илона Маска, уроженца Претории, сына владельца изумрудных рудников на озере Танганьика в Замбии.
 
Дело в том, что пришедший к власти АНК быстро вспомнил, кто поставлял оружие режиму апартеида. А это был Израиль. Долой его. Кроме того, АНК и сейчас оперирует околокоммунистической и социалистической лексикой и риторикой, что сближает их со многими арабскими движениями. Ну и не забываем, что многие из лидеров АНК, включая действующего президента Сирила Рамафосу, обучались с палестинцами того поколения в одних тренировочных лагерях и за одними партами сидели в спецшколах. В одну столовую ходили в специальном учебном центре в Крыму.
 
Конечно, речь не идет о конкретно ХАМАС – это совсем другие поколения палестинцев. Но историческая любовь к палестинским национальным движениям засела в ЮАР прочно. Это даже какая-то странная любовь втроем, поскольку в Израиле по инерции поддерживают дружеские отношения с правыми и даже радикальными партиями и движениями буров в противовес АНК и другим черным организациям.
 
И это история не частных взаимоотношений ЮАР и Израиля. В пропалестинском выборе современной Претории доминирует именно идеология и историческая память, на которую опирается правящий Африканский национальный конгресс. А долгая и местами удивительная история евреев в Южной Африке иллюстрирует сразу все антисемитские мифы: от мирового правительства до коммунистического движения. И в конце концов выясняется, что страны и народы порой руководствуются не строго прагматическими целями, а действуют «по сердцу». Ибо нет ничего прагматичного в разрыве дипломатических отношений.
 
Источник