И Роберт Кочарян, и Сейран Оганян, и Юрий Хачатуров, и Армен Геворгян - политзаключённые - «Общество»



В Армении немало достоверных фактов, подтверждающих уклонение от исполнения своих обязанностей чиновниками самого высокого ранга.Причём делают они это и публично, и без каких-то последствий, предполагающих ответственность за совершаемое. Такое ощущение, что в официальном Ереване правовая распущенность уже безоглядно вышла за рамки гражданской ответственности. Вышла то вышла, но почему-то так и не вошла под действие прейскуранта уголовно наказуемых преступлений.


Посудите сами…



Защита второго президента Армении Роберта Кочаряна представила в Суд ходатайство о прекращении уголовного дела по так называемому свержению конституционного строя в Армении. Суд (судья Анна Данибекян) решил “отложить решение до выяснения всех обстоятельств и изучения доказательств”.



А что тут собственно изучать?



Если согласно Конституции РА, любой житель Армении не должен, т.е. не может быть привлечён к уголовной ответственности за действия, которые в момент совершения этих действий не были хронометрированы в Уголовном Кодексе РА в качестве уголовных преступлений.



Для самородков с безнадежно запущенными мыслительными возможностями объясняю происходящее на доступном для туземцев вопросе-примере.



Итак, в условном взятом магазине можно ли приобрести конкретное “нечто” по конкретно взятой “цене”, если в момент покупки, в магазине не было ни этого “нечто”, и ни его ценового “эквивалента”?



Ослы и те ответят - нет. Но то ослы.



С прописанным в законе не поспорят и в Африке.



К примеру, бедуины из Республике Чад (и об этом говорят миссионеры-подвижники) убеждены, что любой Уголовный Кодекс - это своего рода жёсткий тарификатор, где действия (преступления) фиксируются по времени их совершения и имеют свою цену, т.е. меру наказания в рамках все того же Уголовного Кодекса.



И потому по понятиям все тех же бедуинов, так называемое обрушение конституционного строя в Армении 2008 г. не может рассматриваться Уголовным Кодексом (УК) РА от 2008 г, постольку тогда в УК РА не было ни описания данного вида преступления, ни её физического параметра, т.е. срока наказания по ней.



Больше того, все те же бедуины понимают, что если это преступление было совершено по времени в 2008 г., то ни судьи и ни прокуроры не правомочны квалифицировать его по нормативу вписанному в Уголовный Кодекс РА в 2009 г.



И это правда не за семью замками, а аксиома.



Аксиома, которая согласно пока что действующей Конституции РА не допускает по времени реверс в обратную сторону для принимаемых законов. Так как ретроактивность закона в уголовном праве устраняет ответственность за ранее совершенное преступление.



К примеру, согласно пункту 2 Статьи 11 Всеобщей декларации прав человека: ”никто не может быть осуждён за преступление на основании совершения какого-либо деяния или за бездействие, которые во время их совершения не составляли преступления по национальным законам или по международному праву”.



А Всеобщая декларация прав человека - краеугольный камень в основании Совета Европы. А Республика Армения полноправный член этой представительной организации, обязанная руководствоваться её основополагающими юридическими правилами.



Так что Суд (судья Анна Дарибекян) не имеет правовые полномочия (статус) рассматривать предполагаемое преступление якобы совершенное в 2008 г. Робертом Кочаряном, Сейраном Оганяном, Юрием Хачатуровым и Арменом Геворгяном в диспозиции Статьи 300.1.



Так как последняя включена в Уголовный Кодекс РА с 2009г.



Так что происходящее с правосудием имеет мало общего. А точнее не пересекается вообще. Так что, справедливости в этом судебном деле не ищите. Её нет. Просто нет. А есть – политически преследуемые по взглядам, убеждениям и представлениям.



Владимир Саркисян, политический обозреватель



https://ru.168.am/