Почему Пашинян предпочитает забыть историю с конвертами - «Общество»

Почему Пашинян предпочитает забыть историю с конвертами - «Общество»


Государственный обвинитель А. Я. Вышинский, выступая с речью на процессе правотроцкистского блока, инкриминировал обвиняемому Н.И. Бухарину то, что он является "проклятой помесью лисицы и свиньи", хотя действовавшая тогда 58-я статья УК не предусматривала санкций ни для лисиц, ни для свиней, ни для их гибридов. Примерно аналогичные, то есть не имеющие никакого отношения к действительности, взятые из воздуха инкриминации были озвучены в свое время в адрес членов "дореволюционного правительства" Пашиняном, который заявил, что те каждый месяц получали от руководства значительные суммы в конвертах, а это является классическим проявлением коррупции и должно быть наказуемо.


И ВОТ НА ДНЯХ ОКАЗАЛОСЬ, ЧТО ДЛЯ ПАРЛАМЕНТСКОЙ фракции "Светлая Армения" осталось загадкой, отчего столь отчетливое намерение премьера так и осталось платоническим, не выражающимся ни в каких конкретных действиях. "Я прошу ответить, занимались ли за эти два года правоохранительные органы вашим заявлением и раскрыто ли какое-либо подобное коррупционное дело? В частности, выяснилось ли кто и сколько денег получил и, самое главное, от кого получил? Если нет, то готовы ли вы поручить СНБ допросить бывших должностных лиц и выяснить, получали ли они деньги и кто эти деньги им давал?" - спросила в НС депутат Мане Тандилян премьера Пашиняна. Дополнительную интригу вопросу придало то обстоятельство, что некоторые члены действующего правительства занимали должности министров и при прежней власти, и Пашинян при желании мог спокойно у них поинтересоваться обстоятельствами системной коррупции.



Думаем, любопытство Мане Тандилян было вполне оправданным. Бдительный Пашинян регулярно обнаруживает целые правотроцкистские блоки коррупционеров и предателей, что, впрочем, тоже вполне естественно: враги народа обыкновенно кучкуются, чтобы удобнее было их выкорчевывать. 1937-1938 годы - тому порукой. Что ему стоило проделать подобную операцию с прежним правительством? Ведь каждый высокопоставленный коррупционер должен отвечать за содеянное так, чтобы сама мысль о повторении преступных действий испарялась у него в мозгу, не дойдя до основных мыслительных центров.



Однако ответ Пашиняна потряс своей невразумительностью и породил у присутствующих переход от оптимизма к пессимизму. Он сначала признался, что, занимая должность премьера, сделал огромное множество заявлений и правоохранители просто не успевают ими заняться, а затем добавил: "Что касается членов нынешнего правительства, то, честно говоря, у меня нет привычки и желания допрашивать министров".



ЕСЛИ ТУТ И ЕСТЬ ЛОГИКА, ТО ВЕСЬМА СВОЕОБРАЗНАЯ. Неужели мы имеем дело с анартрией - моторной афазией, связанной с повреждением зоны Брока, расположенной на внешней стороне доминирующего полушария мозга, в нижней части третьей лобной извилины? Болезнь сия характеризуется неполным восприятием смысла задаваемых вопросов, расстройствами связной речи при попытках ответить на них, однако артикуляционные органы при этом не повреждаются. Зачем тогда вообще делать одно громкое заявление за другим, если правоохранители не успевают ими заняться? Кто предлагает премьеру допрашивать или пытать министров действующего правительства? Речь идет всего лишь о дружеских вопросах.



Как поинтересовался руководитель фракции "Светлая Армения" Эдмон Марукян: "В вашем кабинете есть представители прежнего правительства. Вы у них спрашивали, получали ли они деньги в конвертах или нет? Например, спрашивали об этом Джанджугазяна? Если он не получал, то, может, хотя бы видел, кто получал?" Но и на этот раз Пашинян предпочел ловко уклониться от прямого ответа: "Я не хочу в такой степени раскрывать эту тему, но есть подобные сведения. Я что, с этой трибуны должен делиться оперативной информацией? Разве это правильно?"



Слушайте, наивность этого Марукяна меня просто поражает. Во-первых, разве можно ставить Джанджугазяна в такое неловкое положение? Министр финансов всегда и везде лицо доверенное и слишком много знающее. А вдруг обидится и начнет откровенничать о различных финансовых мероприятиях невежливого правителя. Зачем собственноручно всовывать в руки оппозиции такие козыри?



Во-вторых, зачем спрашивать лишний раз, если есть оперативная информация, то есть доносы? И так, кстати, было во все времена и везде. Например, большая часть найденных в личной библиотеке у Навуходоносора глиняных табличек с клинописью содержала не трактаты мудрецов или записи о договорах с другими правителями, а именно доносы различных чиновников и ведомств древней Вавилонии друг на друга.



В-третьих, не обо всем следует говорить с парламентской трибуны. Например, есть ли какая-нибудь разница между "конвертами для прежних" и премиальными в десятки тысяч долларов, которые получают члены нынешнего правительства? В данном случае разумно, думаем, напомнить завет Ф. Энгельса, обращенный к ревизионисту Э. Бернштейну: "Дорогой Эдди, ты дурак. Это делают, но об этом не говорят, вслух". Кстати, получая астрономические премиальные, действующие министры любят повторять как заклинание: "Хорошо мне - хорошо стране". Интересно, что было бы, если бы они хоть раз задумались, нельзя ли наоборот? Чтобы стране было хорошо и от этого им тоже было хорошо. Хотя бы на душе.



В-ЧЕТВЕРТЫХ, ПАШИНЯН ВОВСЕ НЕ СЛУЧАЙНО не желает раскрывать тему о конвертах, предпочитая вообще о ней забыть. Ведь если выяснится, что никаких конвертов в действительности не было, то получится, что он опять соврал. А если конверты были, то получается, что члены прежнего правительства работали честно, не брали взяток и не грабили бюджет! Ведь если министр ворует миллионы долларов, то на что ему конверт с какими-то жалкими несколькими тысячами? И тогда получается, что, заявляя по всему миру о беспрецедентном грабеже страны прежней властью, Пашинян опять лгал. Фактически Пашинян самого себя загнал в ловушку.



Даже не знаешь, что ему посоветовать. Впрочем, лично мне любые попытки давать советы этой власти напоминают эпизод из старого фильма Наны Джоджадзе "1001 рецепт влюбленного кулинара". Там утонченный повар старых времен ютится в каморке над зловонной советской столовой и деликатно подбрасывает тамошнему повару советы: если вы будете добавлять в вареную рыбу чуточку кардамона, она будет не так резко пахнуть. Но наши "революционные повара" как раз и хотят, чтобы было несъедобно. Это входит в их кодекс, в их представления об идеальном. Поэтому любые советы им заведомо излишни. Все надо делать как можно хуже.



Гагик Мкртчян, "Голос Армении"