Россия отказалась отвечать за семейное насилие в письме к ЕСПЧ - «Россия»

Россия отказалась отвечать за семейное насилие в письме к ЕСПЧ - «Россия»

 

Российское государство не должно нести ответственность в случаях семейно-бытового насилия, если вред был нанесен не должностными лицами, а частными. Такова позиция российских властей, отправленная ЕСПЧ как ответ четырем пострадавшим россиянкам. Их адвокаты указывали, что происшедшее с заявительницами являлось пытками, причиной которых стало в том числе бездействие полицейских и правовой системы.

Речь идет о Наталье Туниковой, ударившей ножом сожителя, который пытался сбросить ее с 16-го этажа, Маргарите Грачевой, которой муж отрубил кисти рук, и регулярно избивавшихся мужьями Елене Гершман и Ирине Петраковой. Они жалуются на неспособность властей защитить их от домашнего насилия и дискриминации и подчеркивают, что домашнее насилие в их отношении необходимо квалифицировать как пытки.


Ранее Минюст в меморандуме для ЕСПЧ заявил, что существующее законодательство эффективно, острой необходимости принятия специальных актов о насилии в семье нет, а в жалобе наблюдается дискриминация по отношению к мужчинам. После общественного возмущения в Минюсте допустили возможность "дальнейшего совершенствования" законодательства.

В ответ на этот меморандум представители заявительниц доказали, что указанные Минюстом меры либо не применяются в реальности, либо относятся к другим преступлениям, либо оборачиваются финансовым и организационным бременем для самих жертв, а не для агрессоров. К тому же суд нередко склонен вставать на сторону агрессора.

Теперь уполномоченный РФ при Европейском суде по правам человека, замминистра юстиции Михаил Гальперин, направил туда "некоторые новые аргументы" российского правительства. В документе отмечается, что согласно ст. 3 Конвенции о защите прав и свобод человека (запрещение пыток) государство не может нести ответственность за ситуации заявительниц, так как страдания и травмы причинялись им в результате действий частных лиц, а не должностными лицами.

Также правительство отмечает, что "потерпевшие не имеют права оспаривать законность действий или бездействия полиции в ходе расследования в связи с привлечением к административной ответственности предполагаемого обидчика". Авторы ответа указывают, что глава 22 КоАП предоставляет возможность подать административный иск о действии или бездействии полиции и провести для этого отдельный процесс.


Старший юрист проекта "Правовая инициатива" Татьяна Саввина отметила, что в ответе на меморандум уже содержались отсылки к позиции Комитета ООН по правам человека, Комитета ООН по ликвидации дискриминации в отношении женщин, Комитета ООН против пыток, а также специального докладчика ООН по вопросам пыток. Все эти органы признали, что серьезные случаи домашнего насилия могут быть признаны пытками в случаях, когда государство бездействовало и не защитило жертв от насилия со стороны частного лица.

Она отметила, что ранее ЕСПЧ не признавал напрямую случаи домашнего насилия пытками, хотя упоминал о "жестоком обращении". "Но сейчас мы попросили суд признать, что по делам наших заявительниц имели место именно пытки. Разница между пыткой и другими видами жестокого обращения в том, что пытка - это наиболее сильная его форма, самое сильное из возможных истязаний", - пояснила Саввина.

Искалеченная Маргарита Грачева требует от государства возместить расходы на ее лечение. Однако правительство РФ заявило, что пострадавшим не может быть выплачена компенсация материального вреда в рамках ст. 3 о пытках, так как вред им был причинен частным лицом, и не видит причинно-следственную связь между действиями сотрудников государственной службы и наступившим вредом. По мнению экспертов, это означает отказ российской правовой системы от защиты женщин и детей в случае насилия со стороны мужчин-агрессоров, а связь между бездействием полиции и инцидентом с Грачевой более чем очевидна.