Сергей Шакарянц: В России и Иране Пашиняна терпят, просто терпят - «Аналитика»

Сергей Шакарянц: В России и Иране Пашиняна терпят, просто терпят - «Аналитика»


Информационный Центр «Еркрамас» продолжает проект «Пресс-конференции». На вопросы читателей портала yerkramas.org отвечает независимый эксперт-аналитик по региональным проблемам Сергей Шакарянц.


.


.

Алексей Семенов, студент-политолог, 21 год (г. Ростов-на-Дону): Не кажется ли Вам, что изменения, внесенные в Конституцию РФ, сродни тем, что в свое время были внесены в Конституцию РА для продления власти действующих глав стран (в Армении Сержа Саргсяна, в России – Владимира Путина)?

- Начнём с того, что параллели между ситуациями в Армении (2017-18 гг.) и России (2020 г.) просто нереальны - исходя из того, что Армения не является ядерной сверхдержавой и из того, что Армения не является федерацией разных этнических автономных гособразований. В Армении просто пытались «увековечить» (и то - теоретически) власть одной партии, а не конкретного лица.

К тому же, в Армении давно бытовало заблуждение о том, что парламентская республика якобы лучше сильной президентской власти. В моноэтничной и нефедеративной (любой) стране подобные заблуждения ещё простительны. Как и «понятны» эксперименты с приведением к власти откровенных ставленников различных «фондов Сороса». Согласитесь, что Россия - не Армения, слава Богу. Подобные социально-политические эксперименты в странах, подобных России, - это всегда кровопролитие и потрясения. Зачем рисковать? Чтобы снова отдать страну в откуп каким-нибудь «яблочникам»? Кстати, в Германии, например, власть канцлера Меркель - фактически, уже «вечная». Недовольства понятны, но ведь факт - налицо.

Короче говоря, как бы в качестве резюме, конституционные изменения не всегда благо, но и не всегда - дорога в ад, порой конституционные изменения - это спасение от будущих версий и разновидностей ада, типа того дефолта 1998-го, в который ввергли всю Россию «демократические либералы». Вы, возможно, не помните 1998 год, а я помню, как свыше сотни миллионов граждан России теряли свои деньги, становились полу- и абсолютно нищими.

Ерванд Айвазян, безработный, 52 года (г. Ереван): Как Вы проголосуете на референдуме 5 апреля и почему?

- Не знаю. Есть почти месяц - определюсь. Пока, как юрист-государственник, могу вас заверить, Ерванд, что референдум ставленников «фонда Сороса» в Армении незаконен.

Самвел Татевосян, 48 лет (г. Ереван): Как вы прокомментируете активизировавшиеся при правительстве Пашиняна армяно-израильские дипломатические отношения? Может ли этот факт негативно сказаться на отношениях Армении и Ирана?

- Попытки заинтересовать Израиль предпринимались ещё при Тер-Петросяне. Но тогда, причём в моём присутствии, представители Израиля жёстко проигнорировали Армению, заявив примерно следующее: а вы нам не нужны, мы заинтересованы в Грузии и Азербайджане. При Серже Саргсяне возня возобновилась. Так что тут Пашинян особо не при чём - он пытается исполнить курс своих политических бенефициариев, т.е. Тер-Петросяна и Саргсяна.

Конечно, это не будет способствовать улучшению отношений с Ираном, как бы и кто бы ни стелился перед властями Ирана. Иран зорко отслеживает всё, что связано с израильским присутствием, и не только в Армении, но и во всём Закавказье. Не дай Бог - некий «час Икс», и, конечно, ракеты Ирана не станут «осторожней» из-за того, что израильский подрывной объект действует против Ирана с территории Грузии, Армении или Азербайджана. Каждый отхлебнёт свою чашу ответственности за потворство врагам Ирана.

Самвел Татевосян, 48 лет (г. Ереван): Изменилось ли что-то в отношениях Армении с Россией и Ираном после прихода к власти Пашиняна?

- Изменения есть, конечно. Если кратко и без подробностей - Пашиняна терпят, просто терпят. Доверие к Армении явно уменьшилось, и понятно - почему. Нельзя быть «хорошеньким для всех» - разговорчики об «умных теляти, что двух маток сосут» к XXI веку мало подходят, в особенности если вы - страна не уровня хотя бы Ирана. «Малыши» обязаны соотносить свои желания и хотения с тем, каковы приблизительные стратегические планы-минимум и планы-максимум соседних держав, а у нас целых две державы Большой Евразии в соседях, да ещё выступающие гарантами нашей энергетической независимости и стабильности. Речь именно о России и Иране - поставщиках природного газа и нефтепродуктов в Армению.

Андраник Оганезов, 39 лет (г. Москва): Может ли проблема с коронавирусом каким-то образом повлиять на внешнюю политику Ирана или на ирано-американские отношения?

- Может и уже влияет. Ситуация с коронавирусом ужесточила позицию Ирана против США, а также и против Израиля с Турцией, которых почти официально в Тегеране называют пособниками США. Предлагаю проследить динамику развития ситуации по высказываниям иранских официальных лиц.

Сразу после парламентских выборов, прошедших 21 февраля, аятолла Сейед Али Хоссейни Хаменеи охарактеризовал явку на них как «ошеломляющую», предположив, что «враги Ирана пытались отстранить людей от голосования путём преувеличения опасности от вспышки коронавируса».

Далее, Иран, в лице президента Рухани, 4 марта на заседании кабинета министров категорически отвергает предложение помощи в борьбе с коронавирусом, которое направили американцы (лично госсекретарь Майкл Помпео). «К сожалению, те, кто ввёл санкции и заблокировал доступ людям даже к лекарствам и продуктам питания и предпринял самые жестокие действия против иранской нации за последние два года, теперь делают вид, что сочувствуют и предлагают помощь… Если вы (т.е. американские чиновники) действительно честны, хотя бы отмените санкции в отношении лекарств. Это будет первым шагом к проявлению искренности. Но наши люди прекрасно знают, что вы лжёте. Вы не говорите правду» - заявил Рухани. Он также выразил благодарность всем правительствам и народам, которые помогли или объявили о своей готовности помочь Ирану (Россия, Китай и др.) сдержать эпидемию коронавируса.

Уже 5 марта, на церемонии представления нового регионального командующего КСИР состоявшейся в Кермане, главком Корпуса генерал-майор Хоссейн Салами был более жёсток и откровенен. Он говорил о том, о чём сейчас, так сказать, «шепчутся» и в Китае. «Сейчас мы имеем дело с биологической войной, но нация справится с ней с сопротивлением и силой. Мы научились продвигать нашу революцию, изменяя и улучшая модели; мы преодолели много проблем, но враг делает упор на экономическое давление и психологические операции и использует каждую возможность, чтобы соединить эти две проблемы, чтобы создать людям трудные времена, — подчеркнул генерал-майор. — Сегодня даже в борьбе с коронавирусом, который может быть продуктом биологической войны американцев, мы выйдем победителями. Враг должен знать, что вирус вернётся «к себе», если он его создал, Иран победит вспышку».

И вот уже секретарь Высшего Совета по национальной безопасности (ВСНБ), контр-адмирал Али Шамхани заявляет, что США планируют использовать вспышку коронавируса в Иране в качестве предлога для завершения своей стратегии максимального давления на Иран. По словам Шамхани, выделяя коронавирус, Вашингтон оказывает психологическое давление на соседей, чтобы они закрывали свои границы с Ираном. «Планируется, что стратегия максимального давления на Иран будет дополнена термином «коронавирус» для психологического давления на страны, чтобы они закрывали свои наземные и воздушные маршруты и распространяли ложь … это новая дорожная карта», - заявил Шамхани. Он же 8 марта на встрече с начальником разведслужбы Ирака Мустафой аль-Каземи в Багдаде заявил, что «отсчёт времени до изгнания американских войск из региона начался».

Давайте не я, а вы взвесьте данные непреложные факты и скажите сам себе, уважаемый Андраник Оганезов: разве не видно, что ситуация с коронавирусом ужесточила требования Ирана? Кстати, хоть и медленно, но США ведут эвакуацию своих войск, пока только из Ирака и Афганистана. Одним словом, для самой Америки и её союзников было бы лучше, если б не было коронавируса - Иран был бы более сдержан. А сейчас, например, по Сирии, Тегеран жёстко предупредил США, Турцию, другие страны, чьи военные незаконно находятся на территории САР - не уберётесь сами, готовы и на применение грубой военной силы.

Андраник Оганезов, 39 лет (г. Москва): Какова роль президента, правительства и парламента Ирана, если по сути все решает Аятолла? Что-то может измениться в Иране после прошедших парламентских выборов?

- Ну, господин Оганезов, рассказывать о структуре и сути Конституции Ирана, честно говоря, долго. Могу посоветовать - вы же москвич - через посольство Ирана в Москве раздобыть Конституцию Ирана на русском языке и просто внимательно её прочитать. Там всё расписано. Кто и за что в ответе перед иранским народом. И у вас ошибочное представление - не всё решает единолично Верховный лидер, есть Совет экспертов, есть Совет по целесообразности, есть Стратегический центр при аятолле. Без заключений этих структур ничего аятолла Хаменеи не решает. Президент же, учитывая, что в Конституции не предусмотрен институт премьер-министра, это просто глава правительства. В остальном же - всё как у людей, так сказать, парламент - это законодательная власть, правительство - исполнительная, Судебная власть - отдельная история, ни президент, ни парламент, ни правительство не имеют никакого влияния на суды.

Что может измениться после выборов - ну, я лично не тороплюсь с выводами. Думаю, что есть резон ожидать более жёсткой внешней политики и постепенной переориентации экономики Ирана на неуглеводородные отрасли, благо что предпосылки есть, и они хорошие и надёжные. Ознакомлю вас с оценкой иранского эксперта Амира Тахери. Он вкратце утверждает, что к моменту подведения окончательных итогов выборов из 290 членов следующего состава парламента 221 относят себя к принципалистам или к «сторонникам жёсткой линии», в то время как только 20 утверждают, что являются реформистами. Блок из 15 человек принадлежит окружению бывшего президента страны Махмуда Ахмадинеджада, который также является сторонником прогрессивного консерватизма. Ещё 33 места достались кандидатам, не связывающим себя ни с принципалистами, ни с реформистами. Кроме того, судьба 11 мест остается неизвестной, поскольку в этих округах ни один кандидат не получил большинства, и их судьба будет решаться во втором туре голосования. Новый парламент Ирана отражает истинный баланс сил внутри руководства Ирана, утверждает Тахери. Корпус стражей Исламской революции (КСИР), образует самый большой блок из 123 мест. Священнослужители, имеющие тесные связи с КСИР, займут ещё 43 места.

Таким образом, даже без блока Ахмадинеджада, КСИР и союзные ему структуры будут пользоваться значительным большинством. Предлагаю вам самому попытаться сделать вывод - что именно и в какую сторону может измениться в Иране после выборов 21 февраля - на мой взгляд, господин Тахери всё сказал, расставил все точки над "i".

Сергей Григорян, студент, 20 лет (г. Краснодар): Есть ли в реальности стратегическое российско-турецкое противостояние на Ближнем востоке или это всего лишь тактические ходы сторон?

- Стратегическое противостояние - не «игра» и не фикция, оно есть. Просто я, например, сторонник версии о том, что после 2014 г. мы имеем дело не с чисто русско-турецким соперничеством в геополитике, а со столкновением стратегических интересов тандема Россия-Иран (или даже - стратегического евразийского «тримарана» Россия-Иран-Китай) с, собственно, не самой Турцией, а с целой системой враждебных геополитических схем, на острие которых США и Израиль выдвинули Турцию.

Противостояние с американо-сионистской Турцией идёт не только на Ближнем Востоке, но и в Закавказье, если учтём те кулуарные угрозы, которые, после апрельских событий 2016 г. в Арцахе, озвучивали министр иностранных дел РФ Сергей Лавров и главный военный советник иранского аятоллы генерал-майор Ехия Рахим Сэфэви, бывший главком КСИР. Иной вопрос - что лежит, в целом, под тем фактом, что США и Израиль тщательно пытались и пытаются «подставить» Турцию под, допустим, «удары Возмездия» со стороны России и Ирана. Но я думаю, что это - абсолютно иная сфера, это где-то даже конспирология, а не анализ имеющихся фактов и событий.

Генрих Арамян, историк, 54 года (г. Сочи): Может ли Иран встать на сторону одной из сторон в карабахско-азербайджанском конфликте в случае возобновления активных военных действий? Что предпримет Иран в этом случае?

- Господин Арамян, Иран открыто никогда ни на чью сторону в нашем конфликте не вставал и не встанет. По очень многим причинам. Но закулисно действовал всегда и будет действовать впредь. Ну, а если вдруг что-то вспыхнет сейчас, то Иран, скорей всего, будет сдерживать войну так, как это делал в апреле 2016-го - вызовет к границе представителей конфликтующих сторон и поставит ультиматум: или прекращаете стрельбу, или я ввожу свои войска...

Генрих Арамян, историк, 54 года (г. Сочи): При каких условиях Армении целесообразнее признать независимость НКР? Или правильнее настраиваться сразу на воссоединение?

- Настраиваться «сразу на воссоединение» не получится, так как уже не та ситуация. Было бы это в 1992 г., по принципу «семь бед - один ответ» это давно бы «проглотили» в мире. Сейчас же это будет означать, что армяне разрушают сложившийся формат урегулирования и мирных переговоров, сами развязывают руки врагу для попыток военного решения. Вы вот, например, такого поворота событий хотите, вы хотите войны? Ну, тогда сделайте расчёт НА СОБСТВЕННЫЕ СИЛЫ и РЕСУРСЫ, ибо придётся УНИЧТОЖАТЬ врага, на полпути нельзя будет останавливаться, как это сделал Тер-Петросян в 1993-94 гг. Или вы бы хотели, чтобы вместо армян воевали те же иранцы, русские или даже - почему нет? - какие-нибудь сербы или китайцы?

Прежде чем озвучивать голые лозунги, нужна безжалостная жёсткая ревизия «наличности» и строгий подсчёт возможных приобретений, а не пустая, пусть и с оттенками патриотизма, фразеология. Мы же не какие-нибудь популисты улицы, нам нужны чёткие расчёты и выводы, прогнозы на исход войны, приближённые к достоверным. И вообще - что потеряли греки, сохранив государственность Кипра, и на время отложившие требование об «энозисе» - воссоединении? Грекам же дали то, что сейчас пытаются всучить нам - вот вам Южный Кипр, «воссоединяйтесь», забудьте обо всём острове. Вы считаете, что греки тупей армян, раз отказались от такого усечённого «энозиса»? Я так не считаю - да, урегулирование затянулось на десятилетия, но зато греки по-прежнему претендуют на весь остров, держат в уме полную деоккупацию Кипра. Я умышленно вам вкратце рассказал суть Кипрской проблемы, чтобы вы поняли: хотеть-то не вредно, вредно - не хотеть, но «забывчивость» о геополитических реалиях и привела правительство «чёрных полковников» (в Греции) и архиепископа Макариоса (на Кипре) к тому, что турки вторглись на остров под эгидой НАТО... И никто грекам Греции и Кипра НЕ ПОМОГ. Вспоминайте историю оккупации Кипра, вспоминайте. Это полезно.

А признавать независимость Арцаха обязан был ещё Серж Саргсян - именно после апреля 2016-го, и если и не признавать независимость, то, по крайней мере, тут же подписать соглашение о военной взаимопомощи между Ереваном и Степанакертом, которое было заготовлено ещё с 2007 г. и передано администрации С.Саркисяна с тем, чтобы при первом же удобном случае он это соглашение легитимизировал и озвучил. Почему он этого не сделал - мне неизвестно...

ИЦ «Еркрамас» - yerkramas.org